Previous Entry Share Next Entry
План Даллеса 2.0
aviem
Оригинал взят у alternathistory в План Даллеса 2.0
Оригинал взят у arguendi в План Даллеса 2.0

Есть у нас в стране такой политолог - Лилия Федоровна Шевцова.
Вот послужной список Лилии Федоровны, если верить Википедии:

1974-1989 - Институт экономики мировой социалистической системы АН СССР, отдел политических исследований, научный, старший научный сотрудник, заведующая отделом;
1989-1995 - Институт международных экономических и политических исследований РАН (Институт экономики мировой социалистической системы АН СССР), заместитель директора;
1991-1994 - Центр политических исследований Академии наук СССР, директор;
1993 - Университет Беркли, Калифорния, профессор;
1994 - Корнельский университет, Итака, Нью-Йорк, профессор;
1994 - Джорджтаунский университет, Вашингтон, профессор;
1994 - 1995 - Институт Кеннана международного исследовательского центра Вудро Вильсона, Вашингтон, исследователь;

с 1995 - главный научный сотрудник, Институт международных экономических и политических исследований;
с 1995 - Фонд Карнеги за международный мир, Вашингтон-Москва, ведущий исследователь (российская внутренняя политика и политические институты). Член научного совета Московского Центра Карнеги;
1997-2001 - профессор МГИМО МИД России;
с 2004 - ведущий исследователь, Королевский Институт Международных Отношений (Чатэм Хаус), Лондон.


А вот, что записано в разделе "Членство в организациях":

"...Член Исполнительного Совета Международной Ассоциации «Женщины за международную безопасность» (WIIS); ... руководитель и член Секции по исследованию проблем России и Евразии Совета по общественным наукам (SSRC), Вашингтон; член правления Международного совета по вопросам изучения Центральной и Восточной Европы; член правления Института гуманитарных наук при Университете Бостона, Вена-Бостон.
В 1999 и 2001-2004гг принимала участние в конференциях Бильдербергского клуба"
.


Последнее подтверждается вполне авторитетным пруфлинком, чтобы никто ничего не подумал, а то всякое бывает. Никакой паранойи, товарищи.
Кстати, об этом Бильдербергском клубе у нас, не стесняясь, говорят прямо с высокой думской трибуны.

Отягощенная таким количеством званий и регалий, мадам Шевцова периодически пописывает в "Новой газете", где не так давно опубликовала очередную свою заметку - "О мирной революции".
Текст посвящен протестному движению, которое, сражаясь с тиранией, никак не может осознать главную причину несвободы и, соответственно, всех прочих российских бед. А ведь причина лежит на поверхности - единоличный характер верховной власти в стране, только изменив который, как вы понимаете, мы и сможем достигнуть настоящего счастья. Ура.

На самом деле, тема очень интересная и явно не повод для шуток. Особенно если понимать, откуда ветер дует.
Поэтому, следуя примеру лидера революционного "Левого фронта" Ильи Пономарева (обратите внимание на это трогательное единство во взглядах на государство у либералов-западников и радикальных социалистов), настоятельно рекомендую ознакомиться и очень внимательно с нижеприведенными выдержками из этой статьи, а можно и с полным текстом.

Это вам не фонтанные реплики Удальцовых и Навальных. Не молебны придурошной Чириковой. Не бессмысленные гуляния с писателями по московским бульварам.
Здесь мы лицом к лицу сталкиваемся с темной стороной Силы. С холодными политическими расчетами очень больших и важных дядек, собирающихся по своим Ротари клубам для... Хрен знает, что они там делают, конечно. Обсуждают проблемы, выступают, наверное, с докладами, договариваются о чем-то.
Тем ценнее для нас эта возможность увидеть, что за "план Даллеса" разрабатывают сегодня в отношении России. Благо что степенные политологи и эксперты всевозможных Карнеги-центров и прочих ИНСОРов предельно откровенны в своих политических устремлениях.
----------------------------------------------------

Статья начинается весьма претенциозно: "Уже очевидно, что в России достигнут консенсус, - подавляющая часть и общества, и политического класса понимает, что система не работает... Спор идет о том, что с этой системой делать".
А далее Шевцова сетует, что в данном споре всех перекрывает голос "постепеновцев", которые являются "системными либералами" и, "понимая все пороки власти, тем не менее призывают к диалогу с этой властью и компромиссам с нею", например, через "кооптацию протестующих в систему власти".

Лилию Федоровну это не устраивает: "Но если власть... потеряла доверие продвинутых слоев населения, то к чему может привести «кооптация» в нее этих слоев? Скорее всего, к их самодискредитации... Если система нереформоспособна и власть нелегитимна, о чем с нею говорить?"

На другой стороне спора выступают "радикалы", которые "утверждают, что систему реформировать невозможно. Нужно ее демонтировать и формировать новые правила игры, причем по возможности сразу: поэтапность приведет к возрождению самодержавия в том или ином виде".

Шевцова, естественно, симпатизирует именно этой позиции, "но и тут не все просто":
"Взгляните на программы радикальной оппозиции. В большинстве случаев вы увидите акцент на выборах новой власти, которая затем обязана провести политическую реформу. Конституционные изменения упоминаются чаще всего как нечто второстепенное. Если вообще упоминаются. Между тем все дело именно в конституционном порядке, который устанавливает в России неограниченную власть президента, стоящего над обществом и обществом не контролируемого. Более того, неограниченная власть президента-самодержца делает неизбежной ликвидацию конституционных свобод."

Вот он главный корень всех зол.

"...Отмена гражданских и политических прав, которую Кремль осуществляет последние годы, запрограммирована самой Конституцией в той ее части, в которой она определяет организацию власти и самодержавные полномочия президента... И если ограничиться перевыборами власти, то они завершатся лишь сменой лица самодержавия... Скажем прямо: любая оппозиционная программа, которая не упоминает реформу Конституции как приоритет, является не чем иным, как стремлением ее авторов захватить власть, а не изменить ее.
...И «постепеновцы», пытающиеся цивилизовать власть, и радикалы, считающие выборы ключевой задачей, продолжают работать в рамках старой русской матрицы... Если ты не возражаешь против нынешней Конституции - ты системный политик, будь ты революционер по другим вопросам".


Как же изменить саму систему власти в России?
Лилия Федоровна дает ответ. - "Постепеновцы" должны оставить "самодержавный режим" в гордом одиночестве, потому как именно "они обеспечивают власть профессиональной экспертизой; их присутствие во власти либо в обслуживании власти маскирует ее архаизм. Наконец, их включение в орбиту власти решает и еще одну задачу - легитимирует ее насилие в отношении оппонирующих сил".

А вот "уход «постепеновцев» сокращает дни оставшегося в одиночестве режима. Именно пакт между системными прагматиками и несистемной оппозицией помог многим странам ускорить прощание с авторитаризмом. Но пакт возможен в случае ухода прагматиков, технократов и «сислибов» из власти, а не включения протестующих во власть.
Что же может стать основой трансформационного пакта? Бойкот властной монополии: участники пакта должны прекратить работу на правительство и президентскую администрацию, выйти из состава всех советов при президенте и премьере, отказаться от сотрудничества с телевидением и официальными СМИ, которые являются инструментом монополии".


По сути речь идет о вполне осознанном обострении социального противостояния. Пока лишь в форме бойкота, но если власть "нелегитимна" и "нереформоспособна", то подобная бескомпромиссная тактика означает только одно: "Война до победного конца!"
А с виду вроде респектабельная мадам...

Идем дальше.
Те, кто остаются в "официальной" политической системе, по мнению респектабельной мадам, превращаются в откровенных "охранителей".
Проводится четкая разграничительная черта - между правильной революционно-демократической позицией и позицией недопустимой, т.е. умеренной. Тех, кто предал идеалы Руссо, Вольтера и Джорджа Буша, Лилия Федоровна не замечает. Реакция как у Снежной королевы: "Что же, это их выбор"...

Как говорится, баба с возу - кобыле легче. Просто в этом случае "несистемной оппозиции, не озираясь больше на «постепеновцев», придется договариваться о своем стратегическом векторе - вначале конституционные поправки о перераспределении властных полномочий от президента в пользу других властей, а затем проведение выборов".

Правда в этом месте статья как-то невнятно обрывается и за кадром остается самое интересно: как же именно произойдет смена режима? Как и с кем "радикалы" должны будут "договариваться" и добиться в результате конституционной реформы?
Нипанятна(с)

Тем не менее главная политическая цель формируется легко и изящно: "Только так мы можем прервать русскую традицию самодержавия и его насильственного свержения. Которое ведет к воспроизводству единовластия".
---------------------------------------------------

Лилия Федоровна, несмотря на всю свою европейскую респектабельность и демократичность, - самый что ни на есть воинственный и непреклонный критик Кремля. По вопросу единовластия в России она абсолютно нетолерантна к любым иным вариантам развития событий, кроме того, на который нам указывает.
Это видно и из всех прочих ее материалов, с которыми я на досуге познакомился (тыц, тыц, тыц). Везде красной линией проходит мысль о необходимости ликвидации самого института сильной президентской власти и изменения конституционного строя страны.

Обратите внимание, Шевцову и Карнеги-центр не устраивает простая смена действующих лиц на кремлевском небосводе: "любая оппозиционная программа, которая не упоминает реформу Конституции как приоритет, является не чем иным, как стремлением ее авторов захватить власть, а не изменить ее".
Шевцова - неглупая тетенька и прекрасно понимает, что сегодня условный Навальный у тебя в кармане, а завтра, получив реальные властные полномочия, он превратится в условного Путина, который возьмет и наложит вето на нужную резолюцию Совбеза. И что тогда?

Единственный приемлемый вариант политического устройства нашей с вами страны, который позволит господам из закрытых элитных клубов плотно держать руку на ее пульсе и контролировать все нужные процессы, - это парламентаризм. Власть политических партий. Ни одна из которых не должна (и не будет) обладать полномочиями, достаточными для того, чтобы претендовать на независимую политическую волю.

Именно поэтому уже в революционном прошлогоднем декабре, когда оппозиционный протест только набирал силу, Лилия Федоровна настойчиво формировала соответствующую повестку дня протестующих, которые еще и думать не думали ни о чем ином, как о "честных выборах":
"Внимание к инструменту легитимации власти (то самое требование честных выборов) не может означать отказа от стратегического вектора - борьбы с единовластием... Пора требовать ликвидации монополии на власть. Речь идет не просто о требованиях отставки Путина и Медведева - персонификаторах этой власти. Речь идет о пересмотре конституционных и правовых гарантий нынешнего российского царизма".

В январе выходит очередная ее статья в "Новой газете" - "В Конституции не должно быть места для вождя", где говорится о "все громче звучащих голосах в пользу перехода к парламентской республике, которая позволит воспрепятствовать, наконец, возрождению российского единовластия".

Лилия Федоровна не позволяет себе усомниться в том, что "парламентская форма правления более плюралистична и устойчива, чем президентская (или полупрезидентская, как у нас)", об этом, дескать, "известно давно"(?!).
При этом, надо отдать ей должное, она признает, что "сегодня, как и 20 лет назад, переход в России к парламентской республике несет в себе, на наш взгляд, опасность дезорганизации всего государственного механизма", поскольку "парламентская форма правления эффективна лишь в тех странах, где сложились сильные партии и где укоренились демократическая политическая культура и конституционное правосознание".

"Конституционного правосознания" у российского народа, к сожалению, не обнаружено, поэтому нам предлагается, якобы, более умеренная концепция: "ничего лучше полупрезидентской модели мы для России не придумаем... (диагноз поставлен!) Как показывает государственный опыт Франции, Португалии, Финляндии, Польши, Болгарии, Румынии, Словакии, Словении и других стран, модель эта вполне жизнеспособна".
Лично мне бы не хотелось, чтобы Шевцовы и Ко вообще что-то придумывали. Потому как сама идея заимствования государственного опыта у Словении и Румынии совсем уж дурно пахнет. Не спасает ее даже кажущаяся "постепенность" перехода от президентского правления к более "плюралистичным" и "устойчивым" формам.

Да и сама "постепенность" выглядит не такой уж постепенной. Посудите сами:
"Президенту должна быть отведена роль главного хранителя конституционного строя, гаранта честных правил политической жизни. Роли партийного игрока его нужно лишить. Для этого у него следует отнять такие функции, как определение основных направлений внутренней и внешней политики и обеспечение «согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти»... Конституционная конструкция должна предполагать формирование правительства, прежде всего, Государственной думой". С неизбежной его отставкой по требованию все тех же депутатов.

Если вспомнить некогда изучаемую теорию государства и права, выходит вполне себе обычная парламентская республика. При которой президент становится весьма условной фигурой, лишенной всех реальных полномочий по текущему управлению страной.

Подводя итоги
Подобные планы звучат, наверное, немного дико и совсем нереалистично. Однако, не стоит забывать, кто автор написанного и какие силы стоят за формированием данного политического тренда.
Каким бы неосуществимым нам не казалось требование сегодня конституционной реформы, Лилия Федоровна не стесняется говорить о долгоиграющей стратегии:
"Желательно наметившийся сдвиг в общественном сознании в пользу конституционной реформы перевести в политическую повестку дня. Сделать его стратегической опорой оппозиции. Опорой, сохранение и укрепление которой много важнее исхода предстоящих президентских выборов".

Идет война против самого принципа сильной центральной власти. Против идеи.
Для этих господ Кремль - это не Путин. И не Медведев. Конкретное имя - лишь тактическая цель.
Кремль для них - само олицетворение великодержавной власти в России. То, с чем они никогда не смогут смириться.

И борьба именно с этим политическим фактом является стратегической (конечной) целью "общегражданского протеста".
Пусть сами его участники пока еще и не в курсе.


P.S.
"Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера!
Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!.."

Н.В. Гоголь, "Тарас Бульба".

  • 1
Эта гоблинша точно гермафродитка и(или) лезбиянка, отвичаю:, гоблины они такие.

не гоблинша а крыса, не надо путать эти виды! ))). а вапще наверно да, взять хотя бы латынину и эту, тоже кучерявую правозащитницу жидовку которая пишет в жж.

Не знаю, да мне как-то параллельно),.. я вообще ничего не имею против лезбиянок и голубых, если конечно они не пиарят свою ориентацию и не занимаются диверсионной или диструктивной деят-стью.

не ну о-уеть какой она чос несёт , этих крыс уже давно пора гнать пинками под жопу.

План Даллеса 2.0

Пользователь kursor07 сослался на вашу запись в записи «План Даллеса 2.0» в контексте: [...] Оригинал взят у в План Даллеса 2.0 [...]

  • 1
?

Log in